ugryumy (ugryumy) wrote,
ugryumy
ugryumy

Черток Б.Е. «Ракеты и люди.» мемуары. Феоктистов К.П. «Трактория жизни»

Последнее время читал мемуары двух наших конструкторов. Мемуары об одном и том-же, а вот впечатления от них разные...

Черток Б.Е. «Ракеты и люди.» (4 книги) мемуары.
Относительно старые книги – середина 90-х, но не читал.

В целом – типичные мемуары,  довльно много длиннот. Когда читал когда-то разные воспоминания наших маршалов, то там как-правило была чья-то «литературная обработка» и читать было «веселее» чем здесь, но все-равно – достаточно интересно. К тому же Черток приводит ряд таких фактов, что я и не знал.

Нам все время внушали, что у нас плановое хозяйство, а вот у буржуев рынок и конкуренция. Ага. Америка выбрала по одному типу стратегических ракет для сухопутных войск и морского базирования и дорабатывала их, «выжимала» из схемы все, что можно и переходила к следующей, а у нас их было чуть-ли не десяток разных типов одновременно. С одной стороны вроде-бы конкуренция и полезна, а с другой – спешка, постоянная ругань, нехватка мощностей, «подсиживание» друг друга (точнее враг врага) перед  правительством… То же самое в исследованиях космоса.Одна из причин, почему американцы и слетали на Луну, а мы так и «не сподобились». В общем, был бы Сталин «у руля» - слетали бы точно, был бы Хрущев, который «болел» космонавтикой и ракетами – скорее всего, а вот при Брежневе, увы…

Эти книги хорошо бы почитать тем, кто возмущается, что при СССР все было прекрасно и ничего не горело и не взрывалось. Я знал, что это мягко говоря не так, но честно говоря, у меня был шок, от этих описаний запусков. Сколько ошибок!!! Причем, зачастую совсем глупых – от нарушения технологии какой-нибудь «тетей маней» в цеху заканчивая тем, что просто не до конца все тестировалось и проверялось перед пуском. Полное ощущение, что удачные пуски – это случайность, а в основном – сплошные аварии.

Помню, когда перед «Бураном» у нас был пробный пуск «Энергии» с массогабаритным грузом, он так и не вышел на орбиту. Тогда чуть ли не впервые (гласность все-таки) было сообщение, что в макете была допущена схемотехническая ошибка. Мы тогда с отцом еще посмеялись – типа «ну лажанулись, схему неправильно нарисовали». Ага, таких ошибок, оказывается было «вагон и маленькая тележка» чуть ли не на любом пуске во все годы.

Даже у знаменитых Р7, которые выводят все эти годы пилотируемые корабли, и то столько аварий было… причем не только ДО полета Гагарина – там то понятно, но и после.

Но тут есть один момент – Королев ввел порядок, по которому комплектующие и системы ракеты для запуска человека на заводах проходили особый контроль, особо маркировались и на документах расписывался лично «главный» по этой системе и директор завода и никаких «замов». И эти комплектующие работали более-менее нормально. Но вот на «автоматы» контроль был послабее и начинались пуски «за бугор» или спутники, выходя на низкую околоземную орбиту дальше «молчали» и становились очередными «Космос-…».

В общем - шок.

И «бардак» при подготовке АМС был именно на заводах, непосредственно входящих в КБ Королева (ка ни странно). А после передачи этой тематики Бабакину, автоматы стали летать (по крайней мере к Венере).

Черток периодически критикует Советский Союз. Часто по делу, местами – можно и поспорить. Так, например, описывает как на их завод, который «лихорадило» прислали нового директора, который был далек от тематики,  но за несколько лет вник в дело, наладил работу и тут его сняли и перевели куда-то за Урал на совсем другую тематику. Все так, но с другой стороны – всегда и везде в любом государстве есть дефицит грамотных кадров управленцев. И вот таких людей и перебрасывали на «прорывные» участки – наладил дело – иди на следующий. Жестко, даже жестоко, а что делать – это командная экономика, а не демократический бардак.

Четвертая книга посвящена во многом подготовке полета человека на Луну. В общем, к тому, что описывалось ранее можно сделать вывод, что особых шансов слетать туда не то что первыми, но хоть не сильно отстав от американцев, у нас особо и не было. Даже, если бы был жив Королев. Ракета, которую он готовил – Н1 была очень «сырая» и очень сложная. К тому же на ней стояли изначально весьма ненадежные кузнецовские двигатели, а на то, чтобы довести эти двигатели «до ума» Кузнецову потребовалось время. Ну и самое главное – технологии. Американцы имели двигатели, работавшие на гораздо меньших давлениях, допускавшие несколько запусков и они их перед стартом тестировали не только по отдельности, а и целиком собранными в пакете. И потом этот пакет после прогона на тестовом столе без разборки ставился на ракету. У нас же таких тестовых столов для целых блоков не было, во-первых, они были весьма дороги (вот уж воистину, скупой платит дважды), во-вторых Черток считает, что именно Королев (или с его ведома) вычеркивал эти стенды из планов. К тому же первые двигатели Кузнецова были одноразовыми, т.е. из партии несколько штук выбирались два-три, прогонялись на стенде (стенд для отдельных двигателей) и при удачном запуске считалось, что партия годна и оставшиеся без проверки ставились на ракету, и на ракете все эти километры трубопроводов, кабелей, сотни и тысячи клапанов никак не проверялись. Понятно, что где-то в каком-то из 30 двигателей вполне могла возникнуть неисправность (и возникала). И в таких условиях абсолютно непонятно, сколько еще пришлось бы сделать запусков, перед тем, как рискнуть на эту ракету посадить космонавта. А для полета на Луну потребовалось бы два успешных запуска, поскольку Н1 была слабее американского «Сатурна» и полет бы пришлось реализовывать по «двухпусковой схеме» со стыковкой на орбите Луны (кстати, Королев был противником такой схемы, а хватило ли веса при однопусковом варианте – скорее нет, чем да.)

В этих условиях закрытие проекта Н1 после 4-х неудачных запусков, при том, что никакой гарантии последующих удач не было и дорогой стоимости этой самой ракеты – выглядит не таким уж и «зловещим», в том числе и со стороны Глушко, который стал руководителем «Королевского» КБ после Мишина. Ракета не летала и непонятно было полетит-ли, у него были свои идеи, он и стал их реализовывать – все вполне логично.

Черток пишет, что отработка семерок и Н1 проводилась по типу баллистических ракет, когда пускают одну за другой ракеты и с какого-то 30-40-100 раза ракета начинает летать стабильно. (Собственно, 7-ка и была изначально баллистической ракетой, на которую потом поставили третью ступень с космическим аппаратом). Но дело в том, что стоимость космических и баллистических ракет несоизмерима. К тому-же у нас почти при всех испытаниях на ракету устанавливался полезный груз (на всякий случай – «а вдруг в этот раз взлетит нормально) и при аварии погибала не только ракета, но и дорогое оборудование, что тоже не способствовало удешевлению испытаний.

Черток как «управленец» был сторонник, чтобы все делали автоматы, а человек был «на всякий случай». Приводит довольно много фактов, когда переход на ручное управление космонавтом (случайный или задуманнй) приводил к срыву задания. В СМИ, естественно, все было в «полном ажуре». Хотя, были и случаи, когда только вмешательство космонавтов в работу автоматики спасало ситуацию.

Вот интересная вещь, не знал до чтения книги, что баллистические ракеты обеспечивали высочайшую точность попадания (километр-два на 12тысячах расстояния) на гироскопах. Потом уже, после появления разделяющихся боеголовок, у них стали закладываться электронные радиокарты местности и радиолокаторы и на последнем этапе они наводятся по ним. А раньше – только механические гироскопы и акселерометры. Афигеть. При этом американцы на свои ракеты ставили гироскопы, которые раскручивались при постановке на дежурство и так и крутились все время. У нас же точность изготовления не позволяла такого и при предстартовой подготовке приходилось раскручивать их несколько десятков минут. Одна из причин за счет чего у нас получалось большое время готовности к старту…

Кстати, летом 2011-го было три аварии спутника и ракет. Народ «бурлит» - явно не читали ничего про космонавтику. Такое уже было и не раз. Прорвемся.

Хм, оказывается Черток вместе с еще рядом его знакомых, в т.ч. и летчиков, тоже склонялся к версии гибели Гагарина из-за какого-то нарушения дисциплины летчиками (конец 3 книги). Но я этого не знал, сам пришел к такой версии.  http://ugryumy.livejournal.com/5951.html

Еще один момент, которого я не знал (а может забыл), что у Королева на операционном столе обнаружили раковую опухоль кишечника размером в кулак. И точно впервые прочитал, что это лейомиосаркома. Сейчас, к сожалению, я о ней знаю очень много. Дрянь редкоснейшая во всех смыслах (и очень редкая и неизлечимая). Так что, если бы СП не умер на операционном столе, то жить ему оставалось год-два отсилы. Причем собирались выводить стому из живота для каловых масс. И это у Королева! С его-то характером! Это фактически означало – похоронить его заживо. Вот я и подумал, а не было ли там принято решение Петровским и Вишневским не мучать больного… А может оно и само так получилось – Петровский, который начинал операцию был министр – вряд-ли последнее время у него были операции, так что руки уже были «не те». Может Вишневский и правду говорил о той куче ошибок, которые были допущены вначале, а потом уже было поздно. В общем – темное дело, расследования ошибок операции не было, а Королеву можно сказать в какой-то степени и повезло, учитывая его диагноз, - уснул и не проснулся…
 
Феоктистов К.П. «Трактория жизни»
В общем-то автор пишет о том же, что и Черток, вот только как-говорится «труба пониже, да дым пожиже». При всем уважении к его мужеству – полет втроем на фактически одноместном корабле – это требовало немалого мужества, но вот как человек он в своих мемуарах предстает весьма неприятной личностью.

Причем, когда он описывает какие-то технические стороны – все нормально, интересно, а вот при описании взаимоотношений с людьми – все его обижали, «подсиживали», делали всякие гадости  и т.п. В общем, при прочтении книги на память приходит старый анекдот: отец рассказывает малому сыну, как он воевал на войне. Сын слушает, слушает, а потом спрашивает: «Папа, а еще кроме тебя на войне герои были?». Вот примерно такое же и хотелось бы спросить у автора, когда он описывает свои достижения. Черток вспоминал о своих друзьях, соратниках, недоброжелателях. При этом у него были и те и другие и третьи, у Феоктистова же сплошные потоки желчи к «ближним» соратникам и грязи к «дальним», друзей же вообще, судя по мемуарам, не было. Не удивительно, что его все старались «задвинуть», избегать и не иметь с ним дела.

Ну и особых порций грязи практически на каждой второй-третьей странице у него удостаивается Советский Союз. У Чертока тоже была критика СССР, но это была именно критика с которой можно было соглашаться или нет, у Феоктистова же после всех этих высказываний хочется пойти и помыть руки.



Tags: Космос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments